«Хроническая болезнь» строительства Суэцкого канала

«Хроническая болезнь» строительства Суэцкого канала

Однако самой важной проблемой строительства оказалась проблема рабочей силы. Эта хроническая болезнь начиная с 1863 года несколько раз парализовала работы на перешейке.

Инженеры пребывали в отчаянии. Опустевшая стройка, полузасыпанные песком лопаты и кирки являли собой грустную картину.

Эта проблема не исчезла и с приездом европейских рабочих, главным образом из балканских стран, которые должны были заменить египетских феллахов. Европейские рабочие с трудом переносили жару, производительность труда у них была низкая, тем не менее компания оплачивала их труд по расценкам, более высоким, чем у египетских рабочих.

Чтобы сдвинуть дело с мертвой точки, компания вынуждена была купить машины.

Всеобщее волнение вызвало появление на перешейке ужасающего стального монстра, первого парового экскаватора фирмы Кувро. Оправдает он надежды или нет? Специалисты, рабочие, феллахи с напряжением следили, как бесформенное чудище с грохотом и пыхтением вгрызалось в землю на самой высокой точке трассы канала у Гизры.

Ковш экскаватора поднимал фунт на высоту 14 метров и с грохотом опрокидывал его в железный желоб, в который насосы постоянно качали воду. Водный поток уносил землю.

Машина выдержала испытание, и фирма Кувро поставила плавучую землечерпалку, изготовленную специально для нужд строительства Суэцкого канала. Таким образом, канал способствовал техническому прогрессу и механизации гидротехнических работ.

Испытанные на трассе Суэцкого канала, такие машины были впоследствии применены на строительстве Северо-Восточного морского канала, Манчестерского канала, Панамского канала и других крупных рукотворных водных путей.

Люди и машины должны были в общей сложности переместить 75 миллионов кубических метров грунта.

Особенно дорогостоящими оказались затянувшиеся работы на побережье Средиземного моря, где требовалось создать заново искусственную гавань с двумя молами длиной 2 километра каждый.

На другом конце канала, в заливе Красного моря, ситуация была проще, так как Суэц имел естественную гавань.

Работы по прокладке канала начались в направлении с севера на юг и только после 1866 года также с юга на север На 160-километровой трассе выросли поселки, проложена была узкоколейка, установлена телеграфная линия.

Несмотря на трудности со снабжением стройки продовольствием и питьевой водой и большое скопление людей без должных санитарных условий, состояние здоровья рабочих по сравнению с другими стройками такого масштаба было на удивление хорошим. Во всяком случае, так заявляли представители компании и работавшие на строительстве.

Вдоль трассы было построено несколько больниц.

Статистика компании свидетельствует о минимальной смертности: на 1000 человек только 1,5 случая. В 1866 году, когда в Египте свирепствовала холера, на трассе отмечалось только 2,5 случая заболевания холерой на 1000.

Английские источники дают совершенно иную картину: «Египетские феллахи работали в рабских условиях. Страдали от жары, недоедания и болезней и получали за рабочий день всего от 1,5 до 3 пиастров. Среди феллахов была высокая смертность от истощения и эпидемий. Стройка унесла 120 тысяч жизней».

Назад в раздел