Турецкое правительство «пало» под натиском и упорством Лессепса

Турецкое правительство «пало» под натиском и упорством Лессепса

В тот момент, когда комиссия разрабатывала текст решения, в Египет вновь приехал для лечения сэр Генри Булвер, чтобы убедиться в губительных для строительства канала последствиях его действий и заодно получить новый импульс к дальнейшей борьбе.

В отношении первой части программы визита сэр Генри был удовлетворен. Строительство еще не достигло той фазы, которой оно должно было достичь согласно плану. Он убедился в том, что уменьшение количества египетских рабочих на стройке нанесло ей чувствительный удар, ему даже показалось, что на стройке проявляется общая усталость и растерянность.

Но с импульсом дело обстояло хуже. Несмотря на всю предвзятость и стремление видеть хаос даже там, где его не было, Булвер вынужден был признать на ужине, устроенном в его честь: «Я убежден в успехе того дела, которое поразило меня величием идеи».

И в эти дни из Лондона пришло сообщение о смерти лорда Пальмерстона.

Умер враг канала. И какой враг! Самый стойкий. В Англии не было другого такого государственного деятеля, который бы боролся против канала с таким фанатичным упорством. Но кто знает, сумел бы даже Пальмерстон предотвратить то, что произошло весной следующего года.

В январе и феврале 1866 года были подписаны два соглашения между Исмаил-пашой и Фердинандом Лессепсом, как этого требовало турецкое правительство. Теперь уже ничто не могло помешать осуществлению проекта. Не было ни Пальмерстона, ни Стрэтфорда, а Булвер был рад, что смог наконец сконцентрировать свои усилия на других, более важных задачах британской имперской политики.

19 марта 1866 года турецкое правительство официально признало концессию египетского правительства от 5 января 1856 года.

В заявлении султана есть следующие слова: «Постройка канала между Средиземным и Красным морями была бы самым важным событием века».

К осознанию этого факта вел извилистый путь, многолетняя упорная дипломатическая борьба, подобную которой в богатой событиями истории дипломатии найти не легко.

В Париже ликовали мелкие французские вкладчики и крупные акционеры, в Каире ликовал Исмаил-паша (несмотря на то, что погряз в долгах), на перешейке ликовали инженеры и техники. Императрица Евгения была счастлива, ведь она была ангелом-хранителем канала.

А Лессепс?

Общее собрание акционеров, состоявшееся в августе того же года в Париже, он использовал для своего триумфального выступления.

- С сегодняшнего дня канал является не только нашей общей страстью, но и неопровержимым фактом,— заявил Лессепс с таким видом, будто только что вознесся на Олимп. 



Назад в раздел