Неожиданная кандидатура арбитра в разрешении египетско-турецких противоречий

Неожиданная кандидатура арбитра в разрешении египетско-турецких противоречий

Между Исмаил-пашой и Фердинандом Лессепсом состоялась длительная и важная беседа.

Исмаил-паша не скрывал от Лессепса, что они оба находятся по одну сторону баррикад. Но что ему делать в данном случае? Его отставка Лессепсу никак не помогла бы, скорее наоборот. Есть ли вообще какой-нибудь выход из данной ситуации?

Лессепс выход нашел.

По его мнению, речь шла о юридическом споре. С одной стороны, существуют обязательства египетского правителя согласно концессии, а с другой стороны — условия, которые ставит турецкое правительство в связи со строительством канала. Самым справедливым будет предложить этот спор на решение арбитра.

- Но кто может быть арбитром в вопросе, который выходит за рамки одного государства? — спросил Исмаил-паша, как бы обращаясь сам к себе.

У Лессепса уже была кандидатура на эту роль, и он без колебаний сказал Исмаил-паше:

- Его величество император Наполеон III.

Лессепс не сомневался в том, что Наполеон даст свое согласие. В последние годы между ними благодаря Евгении установились дружественные отношения. Какие доброжелательные, можно смело сказать, сердечные поздравления он получал от императора! Последнее по случаю Нового, 1864 года. А когда Лессепс приезжал в Париж, император всегда охотно его принимал. А что он каждый раз наносил визит своей прекрасной племяннице, в этом можно было не сомневаться.

Исмаил-паша был вначале удивлен этим предложением. Затем на его круглом лице появилась плутовская улыбка. Лессепс предпринимал дальнейшие шаги для завершения комбинации.

Уже 6 января администрация компании обратилась к: императору с просьбой, чтобы он в интересах французских акционеров взял на себя роль арбитра в споре между компанией и правительством Египта.

Как и предполагал Лессепс, император не колеблясь принял предложение.

В эти неприветливые дни, когда и прекрасный Париж может быть непривлекательным, во французской столице находился английский дипломат высшего класса, лучший знаток проблем Османской империи, сэр Генри Булвер. На сей раз он приехал в туманный Париж не для лечения, а по делам службы.

Такому видному дипломату, конечно, даже император не мог отказать в приеме. Тем более, что между Англией и Францией не было никаких противоречий, скорее напротив.

В беседе во время приема император и Генри Булвер коснулись различных проблем, и прежде всего проблемы канала. Это была сердечная беседа, по крайней мере так о ней писали газеты. Ну и насколько сердечным мог быть сэр Генри. Сразу же после встречи с императором он послал секретное донесение в Лондон.

«Я объяснил императору, что Англия в принципе не против канала, она выступает против того способа, каким осуществляется этот проект, и если принудительные работы будут отменены, а земля возвращена египетскому правительству, то правительство ее величества не будет препятствовать дальнейшим работам на перешейке». 



Назад в раздел