Ультиматум со стороны турецкого султана

Ультиматум со стороны турецкого султана

В результате под строгим надзором Булвера великий султан написал письмо египетскому правителю, в котором жестко потребовал запретить немедленно использование египетских феллахов на строительстве канала и заставить Компанию Суэцкого канала вернуть земли, которые были ей переданы.

Исмаил-паша оказался в очень трудной ситуации. Письменный ответ, считал он, ничего не даст. Так, может быть, попытаться найти разумное решение путем личных переговоров? Правитель решил послать в Стамбул министра иностранных дел Нубар-пашу. Ведь строительство канала было уже в такой стадии, что настало время урегулировать наконец и юридические вопросы.

Однако кандидатура Нубар-паши была не самой лучшей для такой миссии. В душе он был противником канала. А точнее говоря, был завербован английскими агентами.

Из Стамбула Нубар-паша привез следующую директиву: Компания Суэцкого канала должна возвратить Египту всю территорию, которую получила от Мухаммеда Саида, количество же египетских феллахов на стройке должно быть уменьшено до 6 тысяч. Свое требование турецкое правительство обосновало тем, что строительство отвлекает от египетского сельского хозяйства 40 тысяч феллахов и тем самым наносит ему непоправимый ущерб. Эту цифру в Стамбуле определили, исходя из схемы: Исмаил-паша поставляет на стройку ежемесячно 20 тысяч феллахов; в то время как 20 тысяч человек работают на различных участках канала, другие 20 тысяч находятся на пути домой.

Лессепс, оправдываясь, вновь и вновь повторял, что принудительные работы в Египте являются обычным делом и что работающие на стройке феллахи чувствуют себя хорошо. Они обеспечены всем необходимым, в том числе и медицинским обслуживанием. Кроме того, компания выплачивает им заработную плату. А земля, которую на основании концессии предоставил компании Мухаммед Саид? Но ведь речь идет о ранее никем не использовавшейся земле, которую в настоящее время компания обрабатывает.

На все строгие предписания Лессепс отвечал так же строго.

- Я скорее доведу это дело до крайности, чем откажусь от столь важных привилегий,— заявил он Исмаил - паше.

В душе правитель был согласен с ним. Еще бы, ведь это был его канал. Разве не он является самым крупным его акционером? И разве не строится уже сейчас на трассе канала порт, который будет наречен его именем,— Исмаилия?

Но как найти решение, которое бы наконец обеспечило ему спокойствие? Доводить дело до конфликта — значит рисковать потерей трона. А может быть, и больше. Разве не найдется опять какой-нибудь солдат личной охраны с ножом, предназначенным именно ему? Он не забыл, чем кончил Аббас-паша. И тогда ему было бы все равно, что где-то на перешейке, близ заброшенного недостроенного канала, засыпанного песком, находится городок с названием Исмаилия.

Очевидно, всякие оговорки и увертки уже невозможны, ибо турецкое правительство заявило, что если не будут приняты выдвинутые им условия, то оно без колебаний применит военную силу с целью прекратить работы на перешейке.

Положение становилось критическим. 



Назад в раздел