Попытки запугать пашу оказались безрезультатными

Попытки запугать пашу оказались безрезультатными

Новый правитель готовился к поездке в Стамбул на аудиенцию к султану в связи со вступлением на трон.

Сэр Генри Булвер и новый французский посол в Стамбуле де Мустье готовились, каждый по-своему, к встрече с Исмаил-пашой.

Сэр Генри встал раньше обычного и опередил всех дипломатов. В очереди ожидавших приема у Исмаил- паши он был первым.

- Строительство канала — это большое несчастье для Египта, в жизни же часто так случается, что мы стремимся избежать зла, но все усилия оказываются тщетными,— сказал дипломатично Исмаил-паша Булверу.

- Ваше величество, наступил критический момент, и нужно сделать решающий шаг. Нетрудно догадаться, что задачей Компании Суэцкого канала является превращение Египта во французскую колонию,— мудро произнес сэр Генри.

- Могу вас заверить, что я с удовольствием выполнил бы указания султана, но не чувствую себя достаточно сильным, чтобы противоборствовать Франции,— хитро добавил паша.

Сэр Генри Булвер решил идти напролом.

- Если бы Англия хотела захватить Египет, то она давно могла это сделать. Но мы никогда к тому не стремились. Мы, англичане, предпочитаем, чтобы Османская империя и Египет оставались независимыми. Но если египетское правительство и султан окажутся неспособными выполнить свои обязанности и защитить свою суверенность, если они превратятся в прислугу иностранного захватчика, то в таком случае будет лучше, если они будут как можно скорее устранены с занимаемого ими места.

Булвер счел, что нагнал страху на Исмаил-пашу и тот ополчится против компании. Ведь яснее, чем он сказал, уже не скажешь. Или паша выступит против канала, или Англия лишит его трона.

Де Мустье имел беседу с египетским монархом не­много позже.

- Я убежден в том,— заявил Исмаил-паша,— что только Франция проводит дружественную Египту политику. Я сделаю все для завершения строительства канала.

Этот человек с внешностью египетского лавочника был намного хитрее своего предшественника. С самого начала он с большим удовольствием вел двойную игру. Каждому из своих собеседников он говорил то, что тот желал услышать, не раскрывая при этом своих замыслов. 



Назад в раздел