Поддержка строительства канала Наполеоном III вовсе не аргумент для Англии

Поддержка строительства канала Наполеоном III вовсе не аргумент для Англии

С октября премьер-министром правительства ее величества вновь стал Пальмерстон. В ноте английскому правительству Валевский указывал, что проект канала поддерживает французский император, поэтому было бы желательно, чтобы английское правительство отказалось от своего отрицательного отношения к строительству канала. Он предлагал, чтобы английское правительство или прямо поддержало французское правительство в его усилии получить согласие султана на строительство канала, или хотя бы не препятствовало этому. В заключение он подчеркнул, что Франция готова встретиться с Англией на уровне правительств и обсудить эту проблему.

Ответ пришел за подписью министра иностранных дел лорда Рассела: «Позиция правительства ее вели­чества остается прежней, поэтому дискуссия не имеет надежды на благоприятный исход».

Турецкое правительство вновь оказалось в водовороте событий.

Тувенель в одной беседе заявил, что турки еще обратятся к Лессепсу с просьбой, чтобы он построил отводной канал для их слез.

Большую часть времени Лессепс проводит в Египте. Он постоянно курсирует между Каиром, Александрией и Суэцем. Время от времени наведывается в Стамбул, чтобы встретиться с Тувенелем и пожелать доброго здоровья сэру Генри Булверу, который так любит поспать. И только по самым неотложным делам приезжает в Париж. Таким делом, в частности, стала необходимость успокоить тех, кто вложил в его предприятие деньги, заверить их, что работы продолжаются.

С того дня как император Наполеон III открыто поддержал проект строительства канала, существенно изменились отношения между Мухаммедом Саидом и Лессепсом. И хотя они не обнимают друг друга, как это было раньше, ведь оба они уже в возрасте и умеют подавлять свои чувства, по крайней мере Мухаммед Саид, дружба восстановлена настолько, что египетский правитель послал своего сына в имение Лессепса Ла Шенэ, чтобы он научился хорошим французским манерам.

Мухаммед Саид вновь обрел твердость духа, чувствуя поддержку французского императора. Он вновь мог себе позволить водить за нос английского генерального консула и его австрийского коллегу. Последним не оставалось ничего другого, как писать своим министрам, что Мухаммед Саид — человек настроения, весьма ненадежный, непостоянный, находящийся полностью под влиянием своего бывшего учителя верховой езды Фердинанда Лессепса. 



Назад в раздел