Лессепс решается на авантюрный шаг

Лессепс решается на авантюрный шаг

Негрелли умер. Брук вскрыл себе вены. А и без того немногочисленные энтузиасты в большинстве своем повернулись к Суэцу спиной.

И в этот момент Лессепс пишет из Стамбула, куда он снова поехал после визита в Лондон, своему приятелю Рюиснэру в Александрию:

«Мы можем поздравить друг друга, так как сейчас я поднимаю занавес для последнего действия».

Для такого оптимизма нужно обладать душой авантюриста и упорством искателей золота и алмазов.

Лессепс решил все поставить на карту. На патриотические чувства французов. Раньше он никогда не думал о том, чтобы превратить Суэцкий канал в дело Франции. Ему в принципе было все равно, кто вложит в предприятие деньги.

Еще 24 сентября он писал Негрелли, что рассчитывает на него, Брука и Револьтерру как на главных акционеров. Для Лессепса важно было только то, чтобы творцом этого проекта мирового значения был признан он.

Сейчас Лессепс решился на очень опасный, поистине авантюрный шаг. Он поставит Англию и весь мир перед свершившимся фактом. Такой шаг был настолько авантюрным, что от Лессепса отшатнулся даже его ближайший соратник и верный друг Бертелеми Сен-Илер.

Когда Лессепс сообщил ему о своих планах, то он заявил: «Вопреки множеству препятствий отважиться идти дальше и даже открыто заявлять о том — это, на мой взгляд, самоубийство. Весь мир оному воспротивится».

15 октября Лессепс объявил о продаже акций Всеобщей компанией Суэцкого морского канала. Подписные документы были выставлены с 5 по 30 ноября в банковских домах и специально созданных конторах. Акционерный капитал компании был рассчитан на 200 миллионов франков, которые были разделены на 400 тысяч акций по 500 франков каждая.

До последнего момента никто не верил, что Лессепс осуществит свое намерение. Но когда появились подписные листы — политический и торговый мир был ошеломлен. Одни смеялись и действия Лессепса считали просто хорошей шуткой. Другие с нетерпением ожидали, когда он потерпит крах.

Ни одно более или менее серьезное финансовое учреждение, ни один торговый дом не пожелали вложить деньги в это весьма сомнительное предприятие. Торговые палаты Венеции и Павии, которые первоначально купили у Негрелли акций на сумму 12 миллионов франков, после смерти Негрелли заявили, что отказываются от них. Австрия не разрешила продавать акции на своей территории, Пруссия запретила всякую подписку. 



Назад в раздел