Политический промах Англии

Политический промах Англии

Это был грубый промах, школярская ошибка, которая непозволительна ни для одного чиновника дипломатического ведомства, не говоря уже о министре иностранных дел.

В Стамбуле министры схватились за голову. Турецкий посол в Лондоне тут же получил указание посетить лорда Малмсбери и объяснить ему, что Турция является суверенным государством и не собирается отказываться от свободы действий и связывать свои решения с мнением другого государства.

Но министр такой великой державы, как Великобритания, в марте 1858 года и многие годы спустя мог без всяких для себя последствий позволить себе все, что угодно, даже подобный политический промах.

В результате турецкое правительство «суверенно, без влияния другого государства» приняло решение, что время для строительства Суэцкого канала еще не наступило.

А это можно было сообщить без опасения и в письменном виде.

Лессепс внимательно следил за действиями противника, отмечал малейший его промах, искал малейшую трещину в хитро построенной системе противников канала. Дни и недели просиживал в Стамбуле и на интриги отвечал интригами. Ничего конкретного не достиг, и все же ему казалось, что многих влиятельных людей удалось поколебать в их сопротивлении концессии. Он предполагал остаться на Ближнем Востоке и дальше, но вдруг получил от друзей из Лондона сообщение, что в парламенте назревает новое большое сражение между противниками и сторонниками канала и не исключено, что сейчac, без премьера Пальмерстона, может произойти нечто неожиданное.

Лессепс не мог упустить такого случая.

В середине мая он на пароходе отбыл в Стамбул, чтобы успеть в Лондон к началу дебатов в палате общин.

У берегов Сардинии пароход попал в жестокий шторм. В машинное отделение проникла вода, двига­тель вышел из строя. Многие часы неуправляемое судно болталось на волнах разбушевавшегося моря. Казалось, еще немного, и гигантские волны раздавят его как скорлупку. От гибели путешественников спас почтовый пароход, который взял потерпевшее аварию судно на буксир и привел его в порт Кальяри.

Лессепс остался жив и невредим, но в Лондон прибыл, когда дебаты были уже окончены.

Он многое из-за этого потерял. 



Назад в раздел