Изменения на политической арене Англии

Изменения на политической арене Англии

В Париже было совершено покушение на Наполеона III. Неудавшееся покушение. Злоумышленниками оказались итальянский революционер Феличе Орсини с товарищами. Орсини казнили на гильотине. Во время следствия выяснилось, что главная база Орсини была в Англии. Во французской официальной прессе поднялась яростная кампания против Англии. Это был хороший повод, чтобы рассчитаться за все обиды, о которых по причинам высших политических интересов нельзя было говорить открыто. Не на последнем месте здесь был также вопрос о Суэце, который в глазах широкой общественности и двора императора все больше становился делом Франции.

Газеты возмущались тем, что «благородная и дворянская» Англия предоставляет убежище «убийцам и сброду» с континента. Такие обвинения глубоко задели английскую аристократию. Ведь история свидетельствовала о том, что Англия в прошлом всегда была убежищем для князей и графов, маркизов и принцев тех стран, где восставали массы. А сейчас добрую старую Англию обвиняют в том, что она стала пристанищем убийц и заговорщиков!

Лорд Пальмерстон, обеспокоенный такими настроениями английского дворянства, внес в парламент законопроект, уничтожавший право убежища для иностранцев, преследуемых в своей стране за их политические убеждения.

Законопроект провалился, и Пальмерстон вынужден был уйти с поста первого лица в Британии после королевы Виктории.

Его заменил на посту премьера лорд Дерби, а новым министром иностранных дел вместо Кларендона был назначен лорд Малмсбери.

Изменения в Англии очень ободрили Лессепса. Ничего хуже нельзя было придумать, чем иметь против­ника в лице старого игрока Пальмерстона. Лорд Дерби — овечка по сравнению с лордом Пальмерстоном. Лорд же Малмсбери, насколько он помнит, никогда не был ярым противником канала. Поэтому нужно гак можно быстрее использовать происшедшие в Лондоне перемены и до­вести разыгранную партию до победного конца.

Однако вскоре он убедился, что от того, кто сядет в кресло премьера в доме на Даунинг-стрит, 10, мало что зависит. Различие лишь в том, что новый министр иностранных дел лорд Малмсбери значительно менее опытен, чем его предшественник. Едва вступив на пост министра, он повел себя как слон в посудной лавке. Одним из первых ему нанес визит турецкий посол, пы­тавшийся узнать, не изменило ли правительство ее величества королевы Виктории после ухода глубокоуважаемого лорда Пальмерстона свою позицию в отношении строительства канала на перешейке.

Турецкий посол сделал этот запрос, естественно, в устной форме. Турция — суверенное и независимое государство, и никто не может ей указывать, что она может и что не должна делать.

Лорд Малмсбери сообщил послу, что на этот важный вопрос он, к сожалению, не может дать ответ, пока не обсудит всю проблему с премьер-министром.

Несколько дней спустя вместо того, чтобы пригласить к себе в кабинет турецкого посла и без свидетелей объяснить ему положение вещей, он послал ему сообщение в письменном виде.

«Правительство ее величества будет продолжать действовать в том же духе, как и прежнее, и полностью полагается на те заверения, которые получил господин Алисон, а именно: турецкое правительство не даст своего согласия на строительство канала без согласия правительства ее величества». 



Назад в раздел