Очередные безуспешные переговоры с лордом Пальмерстоном

Очередные безуспешные переговоры с лордом Пальмерстоном

Это был заколдованный круг. Кларендон ссылался на турецкое правительство, а глава турецкого правитель­ства Али-паша — на Англию.

Лессепс попросил у лорда Кларендона аудиенции. Лорд не мог ему отказать, хотя с удовольствием сделал бы это. В Париже ему пришлось проглотить уже достаточно горьких пилюль.

- Когда мы выразили свое сомнение относительно вашего проекта, то сделали это, исходя из политической ситуации в Османской империи,— сказал он Лессепсу,— а не из интересов английской торговли. Мы опасались, что постройка канала на перешейке усилит вес Египта, в результате чего может значительно ухудшиться его отношение к Стамбулу.

- Турецкое правительство лучше, нежели любое иностранное правительство, оценит, что будет в пользу, а что во вред его отношениям с Египтом,— ответил раздраженно Лессепс. И добавил: — Еще до конца этого месяца я приеду в Лондон. Буду очень признателен, если бы вы помогли мне встретиться с досточтимым лордом Пальмерстоном.

В конце апреля Лессепс вновь уехал в Лондон, и лорд Пальмерстон, хотя и крайне неохотно, принял его.

Об этой встрече Лессепс писал приятелю в Париж:

«Лорд Пальмерстон остался таким же, каким он был в 1840 году. Полный недоверия в отношении Франции и Египта. Он считает, что Франция уже многие годы проводит в Египте враждебную Англии политику. Он упорно твердит, что проект канала технически неосуществим и что он об этом информирован лучше всех европейских инженеров. Заверил меня, что и впредь останется моим открытым противником. Слушая его, я несколько раз про себя подумал, с кем я имею дело: с государственным деятелем или с сумасшедшим».

Но этот старый господин не был сумасшедшим, он хорошо знал, что ему нужно, вернее, что не нужно.

если сей настырный и неотступный француз не хочет понять — хотя он ему еще при первой встрече изложил всё без обиняков,— то пусть пеняет на себя. Этот «французский путешественник» его уже раздражал.

Еще одно письмо Лессепс написал из Лондона Саид- паше, правителю Египта.

«По проблеме Суэцкого канала здесь достигнут большой прогресс. Все готово для решительного наступления. Моей целью в настоящее время является объединить людей, которые бы подписали совместное заявление о том, что постройка канала в интересах Англии и что ни одно правительство не имеет права выступать против этого плана».

И вновь Лессепс выдавал желаемое за действительное. Тем не менее ему удалось вызвать интерес к проекту в некоторых влиятельных торговых и финансовых кругах, также заинтересовать нескольких депутатов британского парламента. Он выступал в различных клубах и обществах. Его неожиданно горячо приняли в Британском географическом обществе, где он выступил в переполненной аудитории с лекцией на тему «Aperire gentibus jrram», или «Суэцкий канал — величайшее дело современной цивилизации». В течение одного месяца он прочитал 22 лекции в крупных торговых центрах Англии.

Был принят также королевой Викторией и ее мужем принцем Альбертом. Королеву приятно удивили прекрасные манеры, талант рассказчика и широкий кругозор родственника императрицы Евгении. Иного мнения был принц Альберт. Он видел в нем, как и Пальмерстон, лишь хитрого пройдоху.

Лессепс был достаточно умен, чтобы понять, что в Букингемском дворце он многого не добьется. Попытаться настроить королеву Викторию против лорда Пальмерстона значило бы захлопнуть перед собой английскую дверь навсегда или хотя бы до конца жизни лорда Пальмерстона. Старец же был крепких корней. И Лессепс стремился скорее к тому, чтобы внушить британской общественности свою значимость.

А было ли для британского обывателя что-нибудь более доказательное, чем тот факт, что Лессепса приняла сама королева и увидела в нем весьма образованного и сообразительного человека?

В начале мая Лессепс вернулся в Париж 



Назад в раздел