Неравные силы в противостоянии Лессепса и Исследовательского общества

Неравные силы в противостоянии Лессепса и Исследовательского общества

А затем произошли следующие события.

4 мая 1855 года Лессепс написал письмо барону Бруку, австрийскому министру торговли:

«Его величество Саид-паша поручил мне сообщить Вам, что Ваше имя и имя господина Негрелли записаны в качестве основателей предприятия. Саид-паша считает, что более влиятельных и могущественных защитников, чем австрийский министр и широкоизвестный инженер, столь много построивший в Ломбардии и Венеции, он найти не мог бы».

Письмо явно свидетельствовало о намерении Лессепса расколоть Исследовательское общество.

Поставленный в известность Арле-Дюфур написал последнее письмо Лессепсу: «Мне кажется, что возможность дальнейшего сотрудничества между нами исключена. В Ваши дела я больше вмешиваться не буду, но и Вас прошу также обо мне больше не вспоминать. Я убежден, что Вы достаточно хорошо меня знаете и понимаете, что решение о разрыве нашего союза, который я считал таким же важным, как и сама цель, я принимаю с великим сожалением».

В своем обширном ответном письме Лессепс вновь возвращается к старому аргументу, утверждая, что Исследовательское общество свою роль выполнило, и никаких обязательств у него по отношению к нему нет.

«И наконец, я не считаю дело Суэцкого канала только моим. Оно есть дело египетского паши и в конечном счете, в будущем, станет делом всего мира»,— подчеркнул в заключение Лессепс.

Арле-Дюфур предпринял еще один отчаянный шаг: чтобы спасти практически уже мертвое Исследовательское общество. Он открыто написал немецкой группе о действиях Лессепса и предложил провести заседание общества по случаю Всемирной выставки в Париже летом 1855 года. Предложил обсудить возможность оживления деятельности и превращения общества з строительную компанию.

Заседание состоялось только в сентябре, его ход полностью отражал растерянность руководства общества. Негрелли, Талабо и Стефенсон не пришли к единому мнению, каким должен быть канал. Негрелли выступал за строительство прямого канала, который бы соединил два моря без шлюзов, Талабо ратовал за вариант со шлюзами, Стефенсон был настроен скептически в отношении сооружения канала И вообще, чувствовалось, что над ним довлеет противодействие проекту правящих кругов Лондона. К тому же накануне отъезда он имел доверительную беседу с главой правительства Пальмерстоном. В конце концов как бы нехотя он высказался за непрямой вариант канала, то есть за его сооружение между Нилом и Красным морем, каким он существовал в эпоху Древнего Египта. В действительности Стефенсону была поручена иная миссия. Лорд Пальмерстон объяснил ему, что его долг перед Британской империей — похоронить проект любым способом. Предложение о создании строительной компании было нереальным, все это прекрасно сознавали. Практически она была бы колоссом на глиняных ногах, ибо существует человек, который держит в своем кармане разрешение на постройку ка­нала. У них же нет ничего, только добрая воля и воодушевление. Взаимное недоверие усиливал и тот факт, что Негрелли и Брук, два самых видных члена Исследовательского общества, так или иначе стали союзниками заклятого врага общества. 



Назад в раздел