Между двух огней

Между двух огней

Лорд Стрэтфорд лишь милостиво улыбнулся в ответ. Лессепс покидал резиденцию британского посольства, будучи уверен, что ему удалось смутить душевный покой этого старого льва. На следующий день он послал лорду Стрэтфорду все документы о канале. Учтиво кланялся и пожелал лорду изучить этот интересный материал.

«Устная атака на ужине ему показалась недостаточной, наутро он написал мне письмо, а затем еще прислал памятную записку. Я с честью вышел из этой осады и немного вздохнул только после того, когда он наконец уехал из Стамбула. Впрочем, я не сомневаюсь, что он уехал с тем, чтобы вернуться вновь и попытаться достичь победы»,— писал лорд Стрэтфорд генеральному консулу Брюсу в Египет.

Глава турецкого правительства Решид-паша сдержал обещание, данное им Лессепсу, и предложил Дивану обсудить вопрос о канале. Тем самым он хотел всю ответственность за это опасное дело свалить на кого-нибудь другого. Однако Диван не пришел к какому-то очевидному выводу. Конечно, по той причине, что никто не хотел выступать против лорда Стрэтфорда. Но углублять противоречия между сильнейшим вассалом Мухаммедом Саидом и султаном было также нежелательно. К тому же следовало сохранить расположение французского императора Наполеона III. В такой сложнейшей ситуации возможен был только один выход, а именно: отложить принятие решения на неопределенный срок.

Узнав, как происходило обсуждение проблемы в Диване, Лессепс заявил протест Решид-паше против явного вмешательства английского посла в переговоры. Решид- паша пообещал Лессепсу повторить дебаты.

Он попал в трудное положение. Человек по-европейски образованный, Решид-паша считал строительство канала делом очень важным. Но сам он оказался «между молотом и наковальней». Французское правительство, не желая столкновения с Англией, хотя и заявило, что в деле Лессепса посредничать не будет и что речь идет об исключительно частном предприятии, тем не менее из престижных и политических соображений не намерено было молча сносить беззастенчивые, прово­кационные действия лорда Стрэтфорда.

Бенетти дал понять Решид-паше, что император Наполеон III был бы очень огорчен, если бы турецкое правительство отвергло проект.

В марте состоялось второе заседание Дивана, и лорд Стрэтфорд опять одержал победу. Диван решил передать дело особой комиссии, которая, однако, так никогда и не собралась.

Лессепс выехал в Каир, чтобы обсудить обстановку со своим другом Саид-пашой. Затем он намеревался вновь как можно скорее вернуться в Стамбул и продолжать борьбу, как это и предсказывал лорд Стрэтфорд. На прощание он припугнул Решид-пашу:

- Уезжаю в Париж, где буду информировать о переговорах по делу канала его величество императора Наполеона III. Он будет крайне удивлен, что турецкое правительство препятствует осуществлению столь важного проекта, имеющего чрезвычайное значение для человеческой цивилизации.

Вконец расстроенный Решид-паша умолял лорда Стрэтфорда связаться с правительством ее величества, чтобы оно наконец высказало свою точку зрения относительно проекта и чтобы этот вопрос урегулировали между собой королева Виктория и император Наполеон III. 



Назад в раздел