Осторожный подход

Осторожный подход

Саид-паша пригласил Лессепса в военную инспекционную поездку по стране. Подарил ему, прекрасному наезднику, лучшего коня из своих конюшен.

«15 ноября. Если бы кто увидел меня возле палатки во время утреннего туалета, когда я, подобно шейху из Мекки, умываюсь до локтей, то мог бы смело принять за истинного мусульманина, и, будь это времена инквизиции, я был бы сожжен заживо. Холодный воздух предвещает рассвет. Первые солнечные лучи озаряют даль. Справа от меня в ясном свете горит восток. Внезапно слева, на западе, я увидел разноцветную радугу, которая, перекинувшись через небо, исчезала где-то за горизонтом. Признаюсь, в этот момент я почувствовал сильное сердцебиение и вынужден был подавить свою фантазию, которая видела в природном явлении благоприятное знамение для будущего соединения Запада и Востока и наступления того дня, когда осуществятся мои планы».

Не напоминает ли вам Фердинанд де Лессепс чем-то Мюнхгаузена или комедианта? До сих пор мы знали его как человека трезвого расчета, который крепко стоит на земле, а не витает в облаках, как Анфантен и его друзья. И вот он начинает говорить о провидении, о раз­ноцветной радуге как о некоем добром предвестии.

«После обеда в пять часов я вернулся с прогулки и прошел в палатку его величества. Правитель был в очень хорошем настроении. Он взял мою руку, минуту держал ее в своей, а затем предложил сесть рядом с ним на кушетку. Мы были одни. Через вход в палатку был виден чарующий закат, и я вновь вспомнил сегодняшний восход, так меня взволновавший. В тот момент, когда я наконец решил завести разговор о проблеме, которая имела столь огромное значение для моего будущего, я был совершенно спокоен и полностью владел собой. Перед моими глазами четко встало все то, что я написал о канале между двумя морями, и мои мысли и слова были так убедительны, что я ни на миг не сомневался в том, что мне удастся привлечь Саид-пашу на свою сторону. О деталях я не говорил. Перечислил только самые важные факты. Мухаммед Саид внимательно меня слушал. Я попросил его высказать все сомнения, если они у него возникли. Он сделал несколько очень интересных замечаний, на которые я дал ему ответы, удовлетворившие его.

Затем он сказал: «Вы меня убедили, ваш план я принимаю. Во время дальнейшего нашего путешествия мы обсудим способ его исполнения. Но в принципе считайте, что мы договорились. Вы можете на меня рассчитывать».

Это произошло в военном лагере Марей в Ливийской пустыне. Здесь, вдали от цивилизованного мира, принято было важное решение.

Во время беседы Исследовательское общество даже не было упомянуто. Лессепс говорил только о своих идеях, о своих наблюдениях, о своих планах. Первооткрывателем всего, что касалось канала, был он сам, Лессепс.



Назад в раздел