Триумфальное возращение Лессепса

Триумфальное возращение Лессепса

В тот день, когда Фердинанд Лессепс узнал о вступлении Мухаммеда Саида на египетский трон, его охватило чувство некоей предрешенности. Он был убежден, что пробил его великий час. Произошел тот единственный случай, который нельзя упускать. За годы отшельничества, проведенные в имении тещи, в нем еще более укрепились честолюбие, самоуверенность и энергия.

Он ходил по лесам Ла Шенэ, тщательно контролировал рост телят в образцовых коровниках имения и делал вид, что все происходившее за пределами Ла Шенэ его нисколько не интересует. На самом деле продолжал внимательно следить за событиями в мире. Он ежедневно получал парижские газеты, а брат не забывал оповещать его о каждом важном эпизоде. Таким образом, Лессепс был достаточно хорошо информирован об Исследовательском обществе Суэцкого канала, в котором такую важную роль играл его «хороший знакомый» из Египта, «этот сумасбродный Анфантен», как он о нем выразился в свое время.

В конце сентября Лессепс уехал из Ла Шенэ.

В Париже нанес два важных визита. Вначале он посетил когда-то тайную любовь своей молодости, прекрасную черноглазую племянницу, а сейчас не менее прекрасную императрицу Евгению. Он пришел объявить ей, что вновь возвращается в свет, на этот раз с тем, чтобы выполнить задачу, которая оказалась не под силу ни дипломатам, ни инженерам, ни предпринимателям, ни ученым.

Они не виделись несколько лет, последний раз в Мадриде, когда Евгения Монтихо не могла и предполагать, что станет первой дамой Франции.

Императрица приняла его с теплой улыбкой, которой давала понять, что неожиданный поворот в ее жизни ничего не меняет в их дружественных отношениях.

Несмотря на солидный возраст, Лессепс очаровал своим внешним видом Евгению. Выглядел он молодо. Лицо его, свежее и загоревшее благодаря постоянному пребыванию на воздухе, обрамляли слегка поседевшие волосы.

Лессепс хорошо знал свою племянницу. Знал, что на смену ее девичьему честолюбию пришло честолюбие первой дамы Франции. Она не желает быть лишь прекрасной и редкостной принадлежностью императорского двора. Она желает оказывать влияние на европейскую политику. Она мечтает о том, чтобы летописцы писали не только о ее красоте, но также и о силе ее воздействия на мировую историю. И Лессепс сейчас пытался это использовать.

Будучи искусным оратором, он быстро убедил ее, что строительство канала на Суэцком перешейке принесло бы Франции больше пользы, чем любая захватническая война. Это был бы памятник славы на вечные времена. И этот памятник воздвигнет она сама, если сумеет склонить к этому делу императора.

Евгения пообещала милому родственнику, что обязательно переговорит с Наполеоном III.



Назад в раздел