Первый шаг в строительстве канала – одобрение инженерных работ

Первый шаг в строительстве канала – одобрение инженерных работ

В конце марта, спустя два месяца после совещания в Париже, группа австрийских инженеров выехала через Триест — Корфу — Крит в Александрию. С ними ехал Карл Ясснюгер, назначенный Алоисом Негрелли секретарем экспедиции. Группа получила от Негрелли конкретные, скрупулезно разработанные им самим задачи.

Сразу же после приезда в Египет Ясснюгер посетил Линана, который по-прежнему занимал пост главного инженера при правителе Египта, с тем чтобы ознакомить его с целями экспедиции. Линан переписывался с бывшим создателем религии «новое христианство», поэтому был хорошо информирован о том, насколько продвинулся вперед замысел Бартелеми Анфантена соединить Средиземное море с Красным. Он обещал всячески помогать Ясснюгеру, но одновременно предупредил его, что после всех событий, когда Мухаммед Али вынужден был отказаться от своих честолюбивых планов, всякое упоминание о канале он встречает с подозрительностью. Поэтому переговоры с ним следует вести очень осторожно.

Весть о приезде австрийских инженеров взбесила Мухаммеда Али. Сердитым, срывающимся от волнения голосом он выговаривал Линану: «Совершенно ясно, что против меня готовится заговор. Я не желаю ничего слышать об этом проклятом канале. Я не хочу новых осложнений».

Линан пытался убедить Мухаммеда Али, что в экспедиции нет ни политических деятелей, ни предпринимателей и торговцев, ни послов или консулов. Этих людей, по его словам, нечего опасаться. Экспедиция состоит только из отличных специалистов, которые хотят выяснить лишь одно — существует ли техническая возможность построить канал на Суэцком перешейке без катастрофических последствий для природы и человечества.

Линану наконец удалось уговорить Мухаммеда Али встретиться с руководителем группы австрийских инженеров.

И вот в один из апрельских вечеров Мухаммед Али принял в своем дворце Карла Ясснюгера. Помня предостережения Линана, Ясснюгер снова повторил, что речь идет о ни к чему не обязывающих инженерных работах, что в группе нет ни дипломатов, ни торговцев и что между французскими, английскими и немецкими специалистами нет никакого соперничества.

Возможно, у Мухаммеда Али было очень хорошее настроение, а быть может, на старого правителя благотворно воздействовал его инженер. Ясснюгер получил разрешение на проведение работ в заливе Эт-Тина у северного побережья Суэцкого перешейка.

- Но я требую, чтобы мне были представлены все результаты исследований,— произнес Мухаммед Али и сердито добавил: — У меня есть сведения о том, что в Европе создано какое-то строительное общество по сооружению канала. Уверяю вас, что эти господа никогда никакого разрешения на строительство не получат. Если кто-то думает иначе, то он плохо знает Египет и меня.— Пытливым взглядом посмотрев на своего гостя, с лукавой улыбкой сказал: — У меня есть еще средства убедить в этом господ в Европе.

Визит Ясснюгера увенчался успехом. В заключение беседы Мухаммед Али пообещал и двум другим группам, французской и английской, всяческую поддержку. Это не были только пустые обещания. Он приказал губернаторам Александрии, Эль-Мансуры и Думьяты, чтобы те всячески помогали австрийским инженерам, работой которых руководит всем известный Алоис Негрелли. В распоряжение группы он передал королевскую бригантину с 18 орудиями и 120 матросами.

На прощание он вновь с подчеркнутой настойчивостью сказал Ясснюгеру:

- Разрешение на строительство канала у меня никто не получит. Я построю его сам. Пусть Европа даст мне способных инженеров, я оплачу их труд, как это сделало бы любое европейское государство!



Назад в раздел