Афтантен возобновляет свои намеренья

Афтантен возобновляет свои намеренья

Переговоры между Лаурином, точнее между Маттернихом и Мухаммедом Али не остались тайной, хотя их всемерно скрывали. В европейских странах распространился тревожный слух, будто Мухаммед Али дал согласие на строительство канала. Началась невиданная суматоха, а в неколторых кругах просто паника.

Узнал об этом и Афтантен. И вновь возбудилась в нём страстная жажда великого дела.

Наступило время действий, решил Анфантен и написал представителям некоторых видных торговых домов во Франции, Германии и Англии обширное письмо следующего содержания:

«В 1833 году я уехал в Египет, публично при том заявив, что там буду заниматься проблемой соединения двух морей. В том же духе были настроены и люди, сопровождавшие меня. Пятнадцать человек из числа приехавших умерли от истощения, лишений или чумы. Они сложили головы на поле славы и обязывают нас, и прежде всего меня, чтобы мы выполнили задачу, под тяжестью которой они пали.

Обращаюсь к вам с сознанием того, что мы готовили воплощение этой идеи в жизнь так, как никогда еще не готовилось ни одно промышленное предприятие. Нам остается только вместе с вами реализовать эту идею, причем способом, каким еще ни одно начинание не было исполнено. Это значит — без национальной вражды, в атмосфере дружественного соревнования трех великих народов, которых так часто разделяла политика и которых сейчас соединит промышленность. Перед нами, таким образом, стоит одна задача — основание промышленного общества. То, что безуспешно пыталась осуществить дипломатия, пусть станет целью этого общества: создать на земном шаре символ мира, иначе говоря, установить между двумя частями Старого Света — между Востоком и Западом — связующее звено. И если благодаря нашим двенадцатилетним усилиям план соединения двух морей не остался только лишь философским или религиозным рассуждением, каким он был в 1833 году, а перешел в дипломатическую сферу, то это дает основание в настоящее время рассматривать его как самое крупное промышленное дело современного и будущего мира...»

Возвышенное, с сильной эмоциональной окраской, письмо Анфантена, как ни странно, получило неожиданно благоприятный отклик. Главная заслуга здесь принадлежала приятелю Анфантена Арле-Дюфуру, бывшему приверженцу «нового христианства», одному из создателей французской крупной промышленности, который горячо рекомендовал Анфантена своему родственнику, известному лейпцигскому банкиру Дюфур-Феронсу. В свою очередь тот обеспечил Анфантену хороший прием в германских влиятельных деловых кругах. Даже в Англии письмо Анфантена было принято с большим интересом среди инженеров и предпринимателей. В то же время ни одно правительство, ни один европейский монарх не осмелились открыто поддержать идею строительства канала, ибо боялись возникновения опасной ситуации, которая могла бы перерасти в войну.



Назад в раздел