Поиск компромиссов

Поиск компромиссов

Это была уже какая-то зацепка. Лаурин немедленно написал обширное донесение австрийскому канцлеру Меттерниху. Меттерних лично ответил Лаурину:

«Строительство канала считаю событием мирового значения, первостепенной важности. Отношу его к тем событиям, которые окажут влияние на целую эпоху развития человечества. Я убежден, что канал откроет Австрии новое будущее». Далее следовали инструкции для Лаурина: сообщить Мухаммеду Али, что он, Меттерних, согласен со сбором платы за проход через канал; убедить египетского правителя, что право собственности гарантировано уже самим правом наследственности египетского трона.

«Пусть Мухаммед Али с полным доверием обратится ко мне,— пишет Меттерних и в заключение предостережет Лаурина: — Все переговоры должны проходить в условиях полной секретности».

Лаурин усердно работает. Между Александрией и Веной ведется оживленная тайная переписка. Одна телеграмма следует за другой. Из Вены Лаурин получает предписания непосредственно от Меттерниха. Начинается диалог на расстоянии между австрийским канцлером и египетским правителем при посредничестве Лаурина. Переговоры сосредоточились на одной проблеме — гарантиях. Аргумент Меттерниха о гарантиях, которые обеспечиваются самим правом наследования трона, выглядит, конечно, смехотворным. Поэтому взамен канцлер выдвигает идею коллективных гарантий, которые предлагает обсудить с европейскими державами и турецким султаном.

Предлагая этот вариант Мухаммеду Али, Лаурин не мог и подумать, что тем самым он захлопнул перед собой дверь.

- С султаном не желаю иметь ничего общего! — решительно и раздраженно заявил Мухаммед Али.

Ну а Меттерних не мог себе позволить какие-либо комбинации за спиной султана.

Французский генеральный консул, господин Барро, посылает первому министру короля Луи Филиппа господину Гизо секретное сообщение о ситуации в деле «железная дорога против канала»:

«Я знал об этом давно, поэтому заявление о том, что Мухаммед Али не будет поддерживать ни тот, ни другой проект, меня не удивило. Благосклонность, которую проявил его величество в отношении инжене­ров, разрабатывающих подготовительные материалы для строительства канала, призвана всего лишь успокоить общественное мнение во Франции и Австрии. Он счастлив, что может рассчитывать на поддержку Англии при отказе от канала, а Франции и Австрии — при отказе от железной дороги. В беседе со мной он вновь подчеркнул, что согласится с любым проектом, если великие державы достигнут между собой договоренности! Мой ответ был, что коль скоро Египту судьба уготовила стать главным путем из Европы в Индию, то будет лучше, если этим путем станет канал, свободный для плавания всех европейских народов, которые, конечно, установят над ним контроль, нежели железная дорога через Египет, которая будет в монопольном владении англичан».



Назад в раздел