Неудачная попытка возведения железной дороги Суэц-Александрия

Неудачная попытка возведения железной дороги Суэц-Александрия

Прошло пять лет

Лессепс очаровывает избранное общество уже в испанской Малаге, а затем в Барселоне. Анфантен давно оставил пост лионского почтмейстера. Он генеральный секретарь строительства первой железной дороги во Франции, которая должна соединить Париж с Лионом. Этот важный пост позволил ему приобрести ценный организационный и технический опыт, а также установить связи с видными французскими предпринимателями и банкирами. Все свидетельствовало о том, что неудача в Египте не сломила Анфантена. Он привез из страны пирамид нечто более ценное, чем лавры, завоеванные в высшем александрийском обществе. Он приобрел дорого оплаченные опыт и убеждение в том, что Суэцкий канал будет построен в этом столетии, несмотря ни на какие препятствия, и что эта великая идея может быть реализована только широким международным объединением лучших инженеров, дальновидных банкиров и промышленников.

Тем временем резко изменилась ситуация в Египте. Европейским ведущим державам вместе с турецким султаном удалось сделать великого Мухаммеда Али более покорным, заставить раз и навсегда отказаться от сумасбродной мечты стать правителем великой арабской империи, принудить его прислушиваться к мудрым советам консулов, которые представляют в Египте европейские государства. Но вот какой из великих держав следовало отдать предпочтение?

Двери во дворце не закрывались. Как только из дворца выходил английский консул, тотчас же появлялся его французский коллега, чтобы назвать мудрые советы англичанина глупостью. В другой раз английский консул с нетерпением ожидал отъезда кареты французского соперника, чтобы тут же просить аудиенции у Мухаммеда Али и убеждать его в том, что только Англия ведет честную игру в Египте и что только на правительство ее величества королевы Виктории он может положиться.

Кажется невероятным, но идеей постройки железной дороги Суэц — Александрия специалисты занялись раньше, чем планом железнодорожной трассы в сердце Европы, между Веной и Прагой. И на целых восемь лет раньше, чем землекопы стали готовить полотно для дороги из Праги в Оломоуц, и только на девять лет позже постройки первой железной дороги в мире из Стоктона в Дарлингтон длиной 56 километров, исторической доро­ги Джорджа Стефенсона.

Сам Мухаммед Али поручил в 1834 году симпатичному английскому предпринимателю и инженеру Джону Александру Галлоуэю разработать проект железнодорожной линии между Суэцом и Александрией.

Составив подробный план, Галлоуэй уехал в Англию, чтобы прислать необходимый для стройки материал. Рельсы, шпалы, болты и шайбы уже плыли по Средиземному морю в Александрию, когда английское правительство приняло решение отказаться от поддержки строительства железной дороги, так как это только укрепило бы позиции честолюбивого и неслыханно дерзкого египетского властителя.

Спустя год внезапно, при загадочных обстоятельствах Галлоуэй умер. Рельсы утонули в горячем песке, шпалы истлели, а болты и шайбы разворовали.



Назад в раздел