Участь первых двух каналов

Участь первых двух каналов

У Анфантена не было возможности ознакомиться с дипломатической корреспонденцией и другими документами, какая неожиданно представилась Лессепсу, но зато он тщательно изучил труды древнегреческих и древнеримских историков:                                                               Геродота, Аристотеля, Диодора Сицилийского, Страбона, Плиния Старшего. Все они писали о сооружении канала во времена фараонов, который должен был соединить Нил с Красным морем, но ни один из них не упоминал о том, был ли канал в конечном счете построен.

Современные египтологи считают, что это строительство было предпринято в период правления могущественного египетского фараона XIX династии Сети I, то есть свыше 3200 лет тому назад. Его наемные войска завоевали Синайский полуостров, большую часть Палестины, Сирии и южную Нубию. На Синайском полуострове разрабатывали редкий драгоценный камень, который в настоящее время известен как бирюза. В Ливане добывали ценную кедровую древесину, столь необходимую в кораблестроении. Но между Египтом, месторождением драгоценного камня и кедровыми лесами простирались две пустыни. И тут советники Сети I подали гениальную идею. Прорыть через пустыни канал, который бы соединил воды Нила с Красным морем. Сети отдал приказ начать строительство. Двести тысяч рук начали гигантскую работу у города Кэрахе, современного Каира, чтобы выкопать канал длиной 160 км в направлении к озеру Тимсах. На смену первым двумстам тысячам рук пришли следующие, их сменили еще двести тысяч... Сети не дожил до окончания строительства. Но работы продолжались. Когда его сын Рамсес II в возрасте девяносто двух лет умер, суда, груженные деревом и бирюзой, плыли из Красного моря по каналу в Горькие озера, а оттуда по другому каналу в Нил.

Не установлено, когда это чудо древности было побеждено безжалостной пустыней и засыпано ее вездесущими песками. Известно лишь, что фараон Нехо II шестьсот лет спустя хотел восстановить старое русло канала с некоторыми изменениями. При постройке канала, который должен был соединить Красное море с Горькими озерами, погибло 120 тысяч египтян. Но строительство не было завершено. И не потому, что фараону Нехо II жалко было жертвовать жизнями египтян.

Всему виной были какие-то мелочи. Исходом канала строители избрали не главное русло Нила, а восточный рукав дельты реки. А здесь, у восточного русла, располагалось известное место паломничества с большим храмом богини радости и любви Бастет. Когда жрецы храма Бастет узнали о том, что канал, который начал строить фараон Нехо II, пойдет на восток, в страну, где есть своя богиня любви Иштар, и, значит, те, кто ей поклоняется, по каналу могут легко проникнуть в Египет, они составили страшное пророчество о нападении варваров именно по каналу. Фараон потерял сон. В конце концов он приказал прекратить работы.

Геродот в своем труде пишет, что канал был закончен столетием позже, после завоевания Египта Дарием I Гистаспом: «... канал, который потом был вырыт персидским царем Дарием. Длина канала четыре дня плавания, а широк он настолько, что по нему могут идти гонимые веслами две триремы рядом». Страбон же и Диодор утверждают, что незадолго до окончания стройки Дарий внезапно распорядился остановить строительство. До него дошли слухи о том, что уровень Красного моря выше уровня суши в Египте и что вода, которая станет посту­пать по каналу, затопит всю страну. Историки нового времени долго ломали голову над тем, кто из древних был прав. Однажды археологи нашли в песках Аравийской пустыни, в шести километрах на север от Суэца, вблизи селения Эль-Кабри, большую плиту, фрагмент памятной стелы с надписью на трех языках: персидском, мидийском и ассирийском. Но прочитать смогли только текст на персидском. И вот спустя две с половиной тысячи лет вновь заговорили древние письмена:

«Я перс. Силой завоевал Египет. Я приказал выкопать этот канал от реки Пирава (Нил), которая протекает в Египте, к морю, начинающемуся в Персии. Этот канал был выкопан по моей воле...»

Кажется, прав был Геродот.

Однако дальше в тексте читаем:

«Потом я сказал: иди из Бирны к побережью и уничтожь эту часть канала, как я этого желаю».

Позже Ксеркс I приказал засыпанную часть канала раскопать и тем самым открыл плавание по всей длине канала, от Пер-Бастета до Красного моря.

Но и канал перса Дария постигла та же участь, что и канал Сети и его сына Рамсеса II. Он затерялся в море песка.



Назад в раздел