Предпосылки грандиозного строительства

Предпосылки грандиозного строительства

В книгах, которые были у Фердинанда Лессепса на судне, он прочитал, что некий барон де Вальднер уже в XVIII столетии выдвинул идею прямого соединения Средиземного моря с Красным и предложил французскому морскому министерству детальный финансовый расчет и график строительства. В своей записке он указывал:

«Слухи о неодинаковом уровне обоих морей являются вымыслом дилетантов, следствием боязни вмешательства в природу».

Однако другие источники свидетельствовали, что барон был не совсем прав. Мнение о разнице уровней морей бытовало со времен известного древнегреческого математика и астронома Птолемея. Многие ученые утверждали, что после сооружения канала на Суэцком перешейке воды Индийского океана начнут через Красное море вливаться в Средиземное и наступит страшная катастрофа с непредвиденными последствиями для таких древних европейских городов, как Венеция, Генуя, и для всего Средиземноморского побережья.

В записках морского министерства Лессепс нашел сообщение французского просветителя Вольнея, который путешествовал в Египет и Сирию. Он предлагал непрямое соединение морей посредством сооружения канала между рекой Нил и Красным морем. Свое сообщение он заканчивал следующими словами:

«Через Египет мы попадем в Индию, обеспечим себе контроль над торговлей в Красном море, восстановим старый суэцкий маршрут и обратим путь вокруг мыса Доброй Надежды в забытую тропу».

Но французская казна была опустошена непрерывными войнами и расточительством двора, и в результате Франция не могла себе позволить роскошь авантюры, исход которой было трудно предугадать. Собственно, со времен короля Людовика IX Святого ни один французский монарх не осмеливался предпринимать завоевательные походы в Египет.

А затем пришла Великая французская революция. Прогнившая династия Бурбонов была сметена. Прежняя, слабая Франция, с расстроенной экономикой, с низким международным авторитетом, вдруг превратилась в фактор первоочередного значения в Европе. И войны революционные вначале превратились вскоре в захватнические. Если бы Франция в тот период имела лучший военный флот, то, несомненно, попыталась бы поставить но колени «нацию торговцев» за Ла-Маншем, как французы презрительно называли англичан. С ними нужно бороться другим оружием, решили в Париже. А что, если отрезать Англию от самой крупной и самой богатой ее сокровищницы — Индии?



Назад в раздел