Возрождение Лессепса

Возрождение Лессепса

Лессепс стоял на строительных лесах и обсуждал с плотниками и каменщиками последние детали обновления фасада замка Ла Шенэ. Он хотел максимально использовать летние месяцы для ремонтных работ, чтобы осенью похвастаться перед тещей великолепным мастерством реставратора.

Во дворе, как всегда в предобеденное время, появился почтальон из близлежащего городка со свежими парижскими газетами.

Лессепс, поглощенный проблемами ремонта, без особого интереса, скорее по привычке, взглядом пробежал газетные заголовки. В глаза бросилась короткая строка, которую иной даже не заметил бы.

«В Каире умер вследствие паралича его величество Аббас-паша».

Это было официальное сообщение, а официальные сообщения с незапамятных времен страдают неточ­ностью. Аббас-паша, как и многие другие монархи Ближнего Востока, вовсе не скончался благочестиво в своей постели. Он был попросту убит. Двумя своими телохранителями. По какой причине? Он был жестоким тираном, как и многие до него. Однако осведомленные люди утверждали, что причиной было вовсе не то, что он строил пышные дворцы, а народ голодал, что проводил большую часть дня в гаремах и сорил деньгами, что своих подданных, которые, как ему казалось, косо на него посмотрели, превращал в живые мишени. Основная причина заключалась в том, что в отличие от своего предшественника Мухаммеда Али, который был настроен профранцузски, Аббас-паша проявлял больше симпатий к английским агентам. Но в конце концов, по какой причине умер Аббас-паша, было не столь важно. Для Лессепса существенным было то, что правителем Египта стал Саид-паша, младший сын великого Мухаммеда Али.

Лессепс застыл весь во власти своих дум. Затем, не замечая строителей, каменщиков, плотников, быстро спустился с лесов и ринулся в кабинет. Сел за письменный стол и написал новому египетскому правителю, Мухаммеду Саиду, поздравительное письмо.

С этого июльского дня Лессепс потерял интерес к имению, едва воспринимал то, что ему говорили работники, равнодушно наблюдал за строительством нового крыла замка, в которое раньше вкладывал столько надежд. В мыслях он был далеко, в раскаленной стране пирамид.

Каждый день с утра Лессепс с нетерпением ожидал почтальона. И вот однажды он получил столь долгожданное письмо.

Дрожа от волнения, он жадно читал строчку за строчкой, слово за словом, а в голове его рождались гигантские, мирового масштаба планы. У него возникло страстное желание поделиться с кем-нибудь тем великим, неожиданным счастьем, которое охватило его. Но с кем? Он вспомнил о своем давнем приятеле, голландском консуле в Каире, господине Рюиснэре.

«Вы себе не представляете, mon cher, как меня поразило сообщение о том, что друг нашей юности Мухаммед Саид вступил на трон,— писал Лессепс господину Рюиснэру.— Я немедленно послал ему поздравительное письмо, на которое очень быстро получил ответ. Паша назначил нашу встречу в ноябре в Александрии. Очень прошу Вас до моего приезда туда никому не говорить о планах строительства канала на перешейке».



Назад в раздел