Прощание Лессепса с дипломатической службой

Прощание Лессепса с дипломатической службой

О том, чего, собственно, от него ожидали, посылая в Рим, он узнал позже. На копии инструкции министра иностранных дел, которая осталась в сейфе министерства, уверенным почерком министра было написано:

«Наш посланник должен сделать все для того, чтобы ускорить падение режима, который обречен в силу самого развития событий».

Лессепс чувствовал себя униженным и оскорбленным. С правительством Второй республики порвал все отношения. Снял дипломатический фрак и навсегда распрощался с дипломатической службой.

Лессепсу было всего лишь сорок четыре года. Он не имел никакого представления, что будет делать дальше. В надежде как можно скорее забыть неприятный римский эпизод, он уехал вместе с женой на некоторое время в Бельгию и Швейцарию.

После возвращения во Францию его теща, мадам Деламалль, предложила ему заняться устройством ее имения. Лессепсу показалось, что это и есть та работа, которую он жаждет выполнять после всего, что ему пришлось пережить на государственной службе.

Вскоре ему удалось выгодно продать имение мадам Деламалль вблизи Парижа и еще более выгодно купить в ста километрах от Орлеана, в относительной глубинке, но в изумительном месте, запущенное имение, когда-то подаренное французским королем Карлом VII его фа­воритке Агнесе Сорель. Имение располагалось среди пологих холмов, горных ручьев, пышных лесов и рощ. Был здесь и запустелый охотничий замок Ла Шенэ.

Лессепс с головой окунулся в работу, стремясь в кратчайший срок превратить запущенное имение в образцовое хозяйство. Барселона, Мадрид, Рим — все казалось ушедшим в далекое прошлое. О перестройке охотничьего замка он мог рассказывать и писать жене и теще, которые остались в Париже, с таким же воодушевлением и интересом, как когда-то о героических делах в Барселоне или Мадриде. Он с таким пристрастием занимался этим делом, что даже сообщение о том, что Луи Бонапарт осуществил в Париже переворот, распустил парламент и арестовал своих врагов, осталось вне поля его зрения. Лессепса нисколько не взволновало и то, что в декабре 1852 года Луи Бонапарт провозгласил себя императором Наполеоном III. Он продолжал усердно заниматься имением и по-детски радовался каждому своему успеху на этом поприще.



Назад в раздел