Новое назначение Лессепса

Новое назначение Лессепса

На следующий день в восемь часов утра Лессепса пригласил министр иностранных дел.

- Ваше усердие, опыт и искусство мирных переговоров — качества, которые вы проявляли бесчисленное количество раз,— побудили правительство остановить свой выбор на вас в этом деликатном деле.

После красивого вступления последовали инструкции. В те времена наставления правительства его зарубежным сотрудникам были довольно общими. Дипломатам предоставлялась большая свобода действий. Но «инструкции», которые получил Лессепс, были на грани чего-то невразумительного. И, поскольку касались столь щекотливого дела, таили в себе опасную недоговоренность.

- Вы готовы выполнить эту трудную задачу? — спросил его, в общем-то формально, министр.

- Да, господин министр. Я готов в течение двух часов покинуть Париж. И уверяю вас, что никакие препятствия не остановят меня в выполнении миссии, которую мне поручило правительство.

Министр успокоил своего деятельного посла, заверив его, что дело терпит. Правда, у него возникли сомнения, понимает ли этот усердный человек, чего от него хотят.

В тот же день Лессепс был приглашен в Елисейский дворец к президенту. Когда Лессепс показал ему инструкции, которые он получил от министра, то президент обратил его внимание на их двусмысленность и указал, что в них следует читать между строк.

Вечером министр иностранных дел устроил прощальный банкет, а на другой день Лессепс оставил Париж, полный предчувствий, что наконец пробил его великий час. Он, Фердинанд де Лессепс, был избран, чтобы сохранить честь и доброе имя Французской республики.

15мая Лессепс прибыл в расположение штаба Удино в Чивитавеккья. Генерал был в постели, небольшой шрам на лице напоминал о сражении под Римом. Лессепс велеречиво объяснил мрачному генералу смысл своей миссии. Генерал, сдерживая раздражение, слушал такие слова, как «примирение», «дружба», «поддержка национального движения». Под подушкой у него лежала только что полученная телеграмма из Парижа, которая давала ему санкцию на дальнейшие активные действия. Лессепс не знал о телеграмме. Не сказал о ней и Удино. Лессепс требовал от генерала, чтобы тот способствовал его миссии и воздержался от каких-либо военных действий.



Назад в раздел