Фердинанд де Лессепс – генеральный консул Франции

Фердинанд де Лессепс – генеральный консул Франции

 В ту эпоху, наполненную бурными событиями и неясностью будущего, французским генеральным консулом в Барселоне был потомок древнего рода французских дипломатов Фердинанд де Лессепс. Служить генеральным консулом в Барселоне было делом нелегким. Восстание, заговор против испанского правительства, обстрел города — он стал свидетелем всех этих событий.

Своим красноречием, утонченными манерами и личным обаянием господин де Лессепс сумел завоевать расположение враждующих лагерей. Но для сорокалетнего мужчины, притом с такими прекрасными дипломатическими способностями, пост генерального консула в Барселоне ничем примечательным не был. События, происходившие здесь, мирового значения не имели, и консул не мог оказать какого-либо влияния на развитие отношений между великими державами. Его брат Теодор, который хорошо знал, как тяжело переживает Фердинанд то, что свои лучшие годы он вынужден проводить в богом забытом углу, решил помочь честолюбивому брату. Он обратился к министру с просьбой назначить Фердинанда Лессепса на пост генерального консула в городе, который был ареной дипломатических интриг тогдашнего мира и где ни один дипломат не мог пожаловаться на невозможность проявить свои дарования. Речь шлао Каире. Однако в просьбе было отказано, и оскорбленный, но исполненный гордости Фердинанд писал брату:

«В конце концов меня нисколько не тяготит, что я нахожусь в Барселоне. С той поры, когда меня назначили генеральным консулом, дела идут хорошо. Мое положение прекрасно, оно имеет не только местный резонанс, но и достигает своим влиянием Мадрида. Без лишнего тщеславия могу сказать, что имею неограниченные возможности для применения своей энергии».

Но все это происходило еще во времена правления Луи Филиппа. Ну а что могло ожидать его сейчас? Ведь он был дипломатом французского короля. Он бережно хранил письма господина Гизо, в которых министр высоко оценивал его действия как представителя Французского королевства. Гизо пал, а вслед за ним и король. Что скажет республиканское правительство о его дружественных отношениях с испанской королевой Изабеллой II и ее первым министром Нарваэсом, который ничем не отличался от закоснелого Гизо? «По всей вероятности, меня отзовут,— трезво предполагал он.— Я вынужден буду отказаться от дипломатического поприща, к которому меня готовили и для которого у меня есть все предпосылки. Нужно будет подыскать себе какое- нибудь другое занятие».

 



Назад в раздел