Долой монархию

Долой монархию

Это было в четверг, 22 февраля 1848 года, в поздний послеобеденный час.

Все правители с незапамятных времен обладают одной отличительной особенностью: они до последней минуты ведут себя так, будто намереваются править вечно.

В пятницу утром парижане вновь вышли на улицы. По на этот раз конная полиция не смогла разогнать собравшихся. Вызванные войска вели себя более чем пассивно. Из толпы все чаще раздавались здравицы в честь армии, а парижанки носили солдатам угощения. Казалось, близится минута всеобщего братания между революционными массами и солдатами. Но в предвечерние часы произошли трагические события. У одного сержанта, некоего корсиканца Джакоми, при столкновении с демонстрантами не хватило выдержки, и он нажал на курок карабина. Испуганный командир подразделения опрометчиво отдал приказ стрелять. На мокрой мостовой осталось лежать несколько десятков убитых. Наступила гробовая тишина. Толпа оцепенела. Но только на несколько секунд. Затем ее охватил безудержный гнев. При свете факелов парижане уносили убитых.

В ту же ночь восставшие захватили все важнейшие объекты в городе и на рассвете двинулись к королевскому дворцу.

Под утро престарелого короля подняли с постели выстрелы и крики: «Долой Луи Филиппа!» Во дворце царил хаос. После шумных и взволнованных дебатов в семейном кругу при участии нескольких перепуганных министров дрожавший всем телом король подписал отречение от французского трона. Трясущимися руками снял парик, бросил через плечо плащ, глубоко на лоб надвинул черную шляпу, взял сумку с документами и выскользнул из дворца через черный ход, как вор. Сел в потрепанный экипаж и в скромном сопровождении поспешно покинул Париж.

Франция избавилась от своего последнего короля. Родилась Республика.

Кажется, ни в одной из революций не было столько претендентов на победу, как в февральской 1848 года, и ни одна не имела так мало политических вождей, которые бы знали, что делать с лаврами победителя, так неожиданно легко доставшимися им в руки. Но в одном вопросе они были едины. Как можно быстрее остановить революционную волну, охладить горячие головы революционеров.



Назад в раздел