Постройка канала – борьба противоречий

Постройка канала – борьба противоречий

Старейшая английская судоходная компания «Peninsular and Oriental Company», которая работает и в наши дни (ее полное название в переводе звучит как «Полуостровная - имеется в виду Синайский полуостров и Восточная компания»), выполняла регулярные морские перевозки между Саутгемптоном и Александрией на северном участке восточного пути и на юге - между Суэцем и Бомбеем. Сухопутный промежуток в Египте между Александрией и Суэцем преодолевался с помощью разных видов транспорта: на речных буксирных судах, в омнибусе, на верблюдах. В 1851 г. англичане добились концессии на постройку железной дороги от Александрии до Каира и проложили ее. Этот вариант достичь Индию через Египет - давал выигрыш во времени на 25 и более дней, по сравнению с путем вокруг Африки. Однако он не мог полностью обеспечить перевозку все возраставших количеств массовых грузов. Дороговизна и трудности доставки товаров по суше, их неоднократная перевалка, становились все большей помехой.

Стремление Великобритании сохранить свое господство на кратчайшем пути в Индию склоняло ряд английских политиков, и прежде всего британского премьер-министра Пальмерстона, к яростному противодействию постройке Суэцкого канала. В этом британская политика вступала в противоречие не только с требованиями мирового промышленного развития, но и с политическими интересами других европейских стран. Франция не была единственным государством, заинтересованным в ослаблении английской морской гегемонии и в расширении торговли со странами Индийского океана и Дальнего Востока. Другие континентальные страны Европы — Австрия и Россия — также были в определенной степени блокированы в Средиземном море. Не будем забывать, что Гибралтар находился под английским контролем. Впрочем, Англия весьма умело использовала разного рода противоречия между самими континентальными державами в своих поли­тических целях. В Крымской кампании, например, Франция даже воевала вместе с Англией против России.

Длительное время Англии удавалось тормозить сооружение канала, и несомненная заслуга энергичного Лессепса, о которой подробно рассказано в книге, в том, что он сумел обойти многие препятствия и добился желаемого. Правда, если говорить об интересах Фран­ции, а точнее, французской буржуазии, то эффект этой победы был существенно уменьшен встречными поли­тическими маневрами Англии. Кстати, весьма симво­лическим событием явилось то, что первым торговым судном, которое прошло Суэцкий канал после его открытия, было британское. Однако дальнейшие события носили уже не символический, а вполне конкретный характер.

Политические последствия постройки канала оказались иными, чем ожидал Лессепс и многие другие. Так, канал вовсе не подорвал власть Англии в Индии, а скорее укрепил ее, улучшив связь британской метрополии с ее заморскими территориями. Далее, хотя канал и в самом деле ослабил связи Египта с Турцией, что предвидел и чего опасался Пальмерстон, но произошло это отнюдь не в ущерб английским интересам. 



Назад в раздел